Экс-главу государства мучила мания преследования

В Киеве 28 декабря прошло очередное заседание по делу о госизмене бывшего президента Украины Виктора Януковича, бежавшего в Россию в 2014 году. Под конец года на процессе выступили бывший премьер Украины Арсений Яценюк, глава МВД Арсен Аваков и командование ВСУ. Ради них Янукович даже отказался от государственных адвокатов, чтобы допрос проводили более квалифицированные защитники. Теперь прокуратура пытается выставить Януковича параноиком, а его представители винят Киев в сдаче Крыма

фото: Геннадий Черкасов

Бывший президент Украины Виктор Янукович в Ростовском областном суде, 2016 г.

В четверг в Оболонском суде Киева выступил депутат от «Батькивщины» Андрей Сенченко. По словам политика, избиравшегося в Верховную Раду 5,6 и 7 созывов, Янукович страдал манией преследования, считая, что его постоянно кто-то хочет убить, однако, в 2014 году его жизни ничего не угрожало. Более того, бегство президента привело к тому, что вслед за своим лидером уехало 77 из 168 депутатов, утверждает Сенченко.

При этом свидетель заявил, что, покинув администрацию президента, Янукович не закрыл за собой двери и оставил разбросанные по кабинетам и коридорам бумаги, что якобы свидетелствует: бывший глава Украины именно бежал, а не покинул свою родину. Когда же адвокат обвиняемого Виталий Сердюк сказал, что Сенченко дает ложные показания, прокурор Руслан Кравченко подал ходатайство, чтобы суд обратился в органы адвокатского самоуправления для расследования действий защитника.

В тот же день адвокаты Януковича заявили, что силовики будут их всячески дискриминировать, чтобы в конце концов выдавить из процесса. По мнению Сердюка, это нужно для того, чтобы они своей профессиональной работой не смогли развалить обвинение.

Между тем, выступившие на суде еще 11 декабря Аваков и Яценюк в один голос утверждают, что никакой угрозы для жизни и даже свободы Януковича не было. Бывший премьер вообще заявил, что если бы Виктор Федорович вернулся в Украину, он бы вновь стал президентом, а Верховная Рада аннулировала бы свое решение о его отставке (которое, как известно, все равно противоречило Конституции республики).

В свою очередь разоткровенничавшийся Аваков рассказал, как в феврале 2014 года ездил в Крым, но не для того, чтобы задержать Януковича, а чтобы узнать, как он себя чувствует и что думает делать дальше. По его словам, экс-президент знал о его визите, но почему-то всячески избегал встречи, а когда глава МВД все-таки настиг его, национальный лидер уже спрятался на территории российской военной базы и сказал, что собирается уехать в Россию.

Если лидеры «партии войны»всячески демонстрировали свои «гуманные намерения», видимо, чувствуя, что их власть не вполне легальна, на что также намекал Сердюк, то командующий ВМС Украины Игорь Воронченко, выступая в суде, никак себя не сдерживал. На заседании 27 декабря военный заявил, что 27 февраля 2014 года он предлагал расстрелять здание правительства Крыма из двух танков, которые были в его распоряжении, а затем отправить на его захват спецназ СБУ. Но Центр не дал добро на операцию.

Об отсутствии какой бы то ни было реакции на события в Крыму в феврале 2014 года заявил и начальник продовольственной службы тыла Военно-морских сил ВСУ полковник Александр Кустанович. В частности, его военный городок, в котором находились 400 вооруженных силовиков, сдался без боя, так как Киев не отдал приказа к сопротивлению. При этом военный утверждает, что они смогли бы выиграть бой, так как количество нападавших было сопоставимо с их силами.

Адвокаты Януковича использовали заявления военных как доказательство того, что к утрате Крыма на самом деле привело не письмо Януковича к президенту России Владимиру Путину, а бездействие украинских властей, которые игнорировали поступающую с полуострова информацию, не вели никаких переговоров и так далее. В дальнейшем на суде должны появиться президент Украины Петр Порошенко, секретарь СНБО Александр Турчинов, глава Верховной рады Андрей Парубий и другие ключевые политики. Адвокаты Януковича обещают сделать все для того, чтобы процесс получился максимально открытым, а свидетели — не вводили суд и наблюдателей в заблуждение.

Источник