В Стамбуле поговорили об общем российско-турецком прошлом и обсудили будущее

В Турции – не майская погода.. Низкие тучи свисают серыми клоками до самых вершин галлиполийских холмов , мелкий дождь размывает окружающий пейзаж. . В такую же морось и холодную тоску почти сто лет назад в «Долине роз и смерти» под Галлиполи были высажены фактически в чистое поле остатки армии Врангеля, покинувшей Крым на 126 кораблях в ноябре 1920-го года. Более 20 тысяч россиян, оставшихся без родины, начали свой долгий путь в эмиграции с трагической и одновременно героической страницы, получившей впоследствии название «Галлиполийское стояние». Трагической, потому что только за первые месяцы от болезней и лишений в лагере погибло почти 400 человек.

фото: ru.wikipedia.org

Генерал Врангель и лётчики 5-го авиационного отряда. 1920

Героической – потому что несмотря ни на что россияне выжили , сумели сохранить армейскую дисциплину и наладить сносный быт в новом месте обитания, поражая местных жителей своей стойкостью. Еще десять лет назад усилиями Фонда Андрея Первозванного в турецком городке Гелиболу (так он сейчас называется) был восстановлен памятник погибшим галлиполийцам. И несмотря на все перипетии, что случились с нашими странами за минувшие годы, памятник не просто стоит, он обихожен. Более того, в планах – создание совместного российско -турецкого Центра по изучению пребывания Русской армии в Галлиполи и ее влияния на культурную и общественную жизнь Турции. С этой целью 5-го мая в Стамбул прибыла внушительная российская делегация ФАП.

Десять лет назад при открытии памятника стояла жара. Российская делегация и потомки галлиполийцев, прибывшие со всего света, искали под тентами укрытия от палящего солнца. В этот раз торжественные мероприятия проходили под зонтами. Что, впрочем, настраивало на нужный лад. И даже народу на молитвенную панихиду прибыло не меньше. Местные жители, потомки галлиполийцев, оставшихся в Стамбуле, просто русские семьи из ближнего Чанак-Кале, которые узнали о предстоящем событии из соцсетей , плотным кольцом окружили памятник, восстановленный по образу и подобию прежнего, появившегося здесь еще в 1921 году по проекту подпоручика Николая Акатьева в память о россиянах, что нашли в Галлиполи последний приют. 20 тысяч камней, принесенных российскими изгнанниками, сложили тогда в огромный курган, увенчанный крестом. Землетрясение 1949-го года уничтожило тот величественный монумент скорби. Новый же, напоминающий очертаниями прежний, но сложенный из отесанного камня, появился на окраине Галлиполи, где когда-то было Русское кладбище, в мае 2008-го года.

За прошедшие 10 лет вокруг памятника выросли кусты роз, лозы винограда обвивают его подножие. Видно, что за монументом ухаживают. Он не брошен. И за это время он , действительно, стал символом. Как сказал архиепископ Медонский, викарий Западно-европейской епархии владыка Михаил: «Этот монумент стал знаком единения россиян и объединения их вокруг своих идеалов». В самом деле, поскольку при восстановлении памятника потребовались совместные усилия российских общественных, государственных организаций и европейского Союза потомков галлиполийцев, на этом фоне произошло историческое примирение детей и внуков так называемых «белых» и «красных». Совместный морской поход, осуществленный в 2010 году по местам последнего базирования сил Русской императорской армии и флота -в Тунисе, на Лемносе, в Галлипполи – закрепил этот результат. В это же время произошло историческое объединение Русской зарубежной Православной церкви и РПЦ Московского Патриархата…

Однако не только объединение соотечественников стало результатом появления этого памятника, на общественном уровне существенно укрепились и российско-турецкие отношении. Как заявил руководитель делегации Фонда Владимир Якунин: «На страницах нашей истории были разные времена. Мы это знаем. Но нас объединяет то, что в любом народе чтят своих усопших. Нас объединяет то, что историю невозможно переписать. Она такая, какая есть. Но в наших силах сделать современную историю лучше. И эту лучшую историю оставить нашим потомкам». Кстати, первыми идею о восстановлении разрушенного монумента в начале 2000 годов подали именно местные турецкие власти. Они обратились с запросом в российское консульство, не собирается ли РФ восстановить заброшенное русское кладбище и разрушенный стихией мемориал? Как выяснилось, дед нынешнего заместителя губернатора Чонак-Калийского региона Потока Джезми был смотрителем на том историческом кладбище, которое потом оказалось разрушено землетрясением. И всегда интересовался историей «Галлиполийского стояния». В самом Галлиполи до сих пор сохраняют несколько домов, связанных с теми временами. Это здание детского сада, который тогда восстановили русские военные и в который ходили их дети. Сохранилось и здание мечети, которую местные жители отдали под размещение русских эмигрантов. Всего в городе им было выделено три мечети – знак высокого доверия. Россияне со своей стороны помогали жителям, как могли. Ведь среди эмигрантов были не только военные, но и высококлассные инженеры, медики, учителя. О чем говорить, если галиполийцы из подручных средств даже смогли создать кинокамеру и снимали фильмы о жизни в «Долине роз и смерти»…

Был и еще один важный момент в этом взаимодействии. Россияне, оставшиеся без родины в результате Гражданской войны, и турки, лишенные независимости в результате поражения в Первой мировой, оказались как бы с хожем положении. С той лишь разницей, что вторые все же не лишились главного – своего дома. Но именно в тот момент, когда войска Врангеля под руководством генерала Александра Кутепова пытались сохранить свою боеспособность в тяжелых условиях эмиграции, в самой Турции зарождалось движение за независимость: под предводительством Мустафы Кемаля. Как рассказал владыка Михаил, оккупационные власти Франции, предчувствуя угрозу, пыталиь использовать армию Врангеля для разгрома зарождающегося движения. Но и сам Врангель, и генерал Кутепов наотрез отказались в этом участвовать. Возможно, это и решило их судьбу: галлиполицам разрешили покинуть Турцию, и распавшись по странам Европы, они стали костяком русской «белой эмиграции». А Турция выбрала свой путь, по которому и идет по сей день.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник