Демонстрации опыта президенту Сербии предшествовали многолетние испытания

Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин оказался в центре внимания — на этот раз, впервые представив сербскому президенту Александару Вучичу новейшие разработки Фонда перспективных исследований (ФПИ), как говорилось в официальном сообщении. Речь шла об уникальном проекте жидкостного дыхания с погружением таксы под воду на несколько минут и извлечением ее оттуда живой и невредимой.

Как нам показал в своем ролике в соцсети вице-премьер, собаку таксу поместили в специальный резервуар с жидкостью. Через несколько минут животное освоилось в новой среде и начало нормально дышать. Убедившись в этом, сотрудники ФПИ извлекли таксу из резервуара, помогли ей избавиться от жидкости в легких, после чего она отряхнулась, как ни в чем не бывало, и была помещена в свой привычный вольер. Как объяснили Вучичу, такая технология позволяет подводникам находиться на глубинах свыше 100 метров и быстро подниматься на поверхность, не нуждаясь после в декомпрессионных мероприятиях.

На самом деле этой разработке, как минимум 30 лет, она уже демонстрировалась в 80-е годы американским военным, и при этом животное сидело под водой не несколько минут, как в ролике Рогозина, а час — и под давлением, имитирующем глубину 2 тысяч метров. Так что слово «впервые» в данном новостном контексте также может относиться только к Вучичу.

Мы писали об экспериментах с жидкостным дыханием, которые проводятся сейчас под эгидой ФПИ, но справедливости ради надо учесть, что этот фонд подключился к работе только после 2010 года, а до этого времени ее успешно продвигали ученые 40-го военного института в городе Ломоносове и Института пульмонологии. И за что на Рогозина обрушились с обвинениями в живодерстве, не понятно. Еще в далеких 80-х, после отмашки Горбачева «показывать американским коллегам все!» ученые постарались на славу, — сотворили с собачкой такое чудо, что у американцев челюсти отвисли. Вот что нам рассказал главный водолазный врач ВМФ с 1984 по 1994 годы Александр Иванович Иванченко.

— Мы работали со специальной барокамерой для животных, способной нагнетать давление, соответствующее глубине до 2-х тысяч метров. Собаку, погруженную с головой в квадратный аквариум с кислородосодержащей жидкостью, поместили в эту камеру. В итоге мы смогли довести «глубину» погружения собаки до максимальной отметки. Вы, надеюсь, понимаете, что произвести это в естественных условиях ни одному живому существу было бы не под силу, для них максимально достигнутой считается глубина в 700 метров.

Но тут вся хитрость заключалась в придуманной нами жидкости, насыщенной растворённым кислородом, который проникает в кровь и позволяет собаке или человеку находится на большой глубине до часа. Наиболее подходящими веществами для подготовки жидкости на первых порах оказались соединения углерода и фтора (перфтораны), которые хорошо растворяют кислород и углекислый газ.

Прежде всего данный метод начинали использовать клиницисты для лечения гнойных процессов в легких у детей. Жидкость с кислородом при помощи трубочек закачивали в одно из легких через трахею. Идею «полного погружения» под воду, то есть двустороннее заполнение жидкостью легких, специалисты в СССР и США стали испытывать только в 80-х годах.

Испытание перфторана вскоре зашли в тупик: ни в СССР, ни за рубежом никак не могли придумать совершенное соотношение химических компонентов дыхательной жидкости, чтобы при ее введении через трахею человек не испытывал болевых ощущений и эффективней дышал ею, находясь под водой.

— Но потом советские исследователи совершили прорыв в этом направлении, — рассказывает Иванченко, — мы перешли на другую, специально подобранную жидкость, она чище, создает меньше побочных эффектов, в ней быстрее растворяются газы и процесс постепенного «утопления» для животных проходит без мучений. Как раз в этот период к нам и приехала американская делегация под руководством помощницы Госсекретаря по проблемам мирового океана и мировой атмосферы. Нам было приказано показать все, что мы можем.

— Они были удивлены?

— Не то слово! Они не верили, что собака, которую мы поместили «на глубину» 2 тысяч метров, жива, и все время просили увеличивать время экспозиции. Прошли уже 10-15-20 минут. «Сколько вам еще надо?» — спрашиваю я их. Военные консультанты — «морские котики», сопровождавшие помощницу госсекретаря, говорят: «Час сможете?», она повторяет: «Да, час!». На что я им говорю: «Это для нас не проблема, — при этом принципе жидкостного дыхания, что 10 минут, что час, — роли не играют. И через час наша дворняга, извлеченная с огромной глубины, сама освободилась от жидкости в легких и предстала перед гостями в полном здравии. Иностранцы даже на вкус попробовали тогда наше изобретение, но формулу до сих пор не раскусили.

— Эта технология сможет пригодиться обычным гражданам — любителям поплавать под водой?

— Вряд ли кто-то добровольно захочет «захлебываться», несмотря на то, что мы достигли безболезненности процесса. Закачивать в себя по 5 литров в минуту — небольшое удовольствие. Скорей всего, технология пригодиться спасателям для извлечения из-под воды пострадавших или морякам-подводникам, которые в случае чего, могут сами подготовить себя к быстрому всплытию на поверхность. Во-первых, они не испытают губительного действия огромного давления — его компенсирует давление, которое накаченная в легкие жидкость создает изнутри. Во-вторых, поскольку они смогут дышать под водой кислородосодержащей жидкостью, а не азотом и гелием, после всплытия им не придется страдать от кессонной болезни.

— На людях эта технология уже испытывалась?

— Да, еще в 80-е годы, я же не зря высказал абсолютную уверенность в том, что занятие это не из приятных…

К сожалению имя первого в мире ихтиандра, а он точно родом из СССР, Александр Иванович назвать отказался. Так что разгадка этой тайны еще впереди.

Источник