Из Незалежной массово бегут за границу ради заработков

На Украине становится все меньше работающего населения. Около 5 миллионов жителей страны трудятся за пределами родины. Дешевую рабочую силу из Незалежной привечают в соседних странах. А люди готовы работать по 16 часов в сутки, лишь бы иметь возможность прокормить свою семью. В Польше украинский заробитчанин может заработать до тысячи евро в месяц, но сладок ли этот хлеб?

Уже больше года киевляне наблюдают ночные многолюдные процессии от вокзала Киев-Пассажирский в направлении главной посольской улицы — Ярославова Вала. Считается, будто оптимальный вариант занятия очереди на подачу документов или получение визы в Италию, Словакию, Польшу, Норвегию, Чехию или Венгрию — 5–6 утра. Общее настроение стекающихся в украинскую столицу потенциальных заробитчан, как правило, боевое. Мол, а что в этой стране нынче ловить?..

Политики же, преимущественно из пропрезидентской парламентской коалиции, не устают… нахваливать установившийся после последней так называемой революции общественный строй. «Вы посмотрите на ярко освещенные улицы наших городов, на обилие новеньких машин! Будь мы отсталой страной, народ покупал бы в лучшем случае битые, подержанные авто, — обычно слышу от таких говорунов. — Выходит, деньги на покупку престижного жилья, машин от известных автомобильных брендов у людей водятся!»

Несколько реже отдельные коллеги этих «еврооптимистов» сетуют на то, что, к примеру, в Луцке некому водить троллейбусы: все дружно рванули в соседнюю Польшу, где зарабатывают действительно гроши, а не символические 5–6 тысяч украинских гривен, что чуть больше $200. Детей-то на такие деньги при постоянном вздорожании продуктов питания не прокормишь.

В селах, где работы нет давным-давно, представителей трудоспособного населения выручают… немолодые родители. Из их пенсий, действительно выросших при премьере Владимире Гройсмане, можно выкроить денег и на обувь внукам, и на приправы к выращенной картошке. Если же бабушек и дедушек не осталось — это без преувеличения катастрофа.

— Заграничные наниматели готовы платить украинцам больше, чем те привыкли получать у себя на родине. Иногда даже в разы больше. Но тут опять-таки вмешивается человеческий фактор. Бывает, хозяин и жильем приличным обеспечивает (не в гараже на засаленных тряпках спишь), и с продуктами подсобит.

Увы, зачастую заробитчанин попадает к настоящим тиранам. Те разве что палку в руки не берут.

«Денег хочешь? Так паши»

На сезонных работах по сбору ягод женщины весь день ползают по полю на корточках. Стоит лишь на минутку распрямиться — раздается крик: «Пани, для чего сюда приехала? Денег хочешь? Так паши! Дома будешь мышцы разминать!»

За такой вот каторжный сезонный труд сборщицы малины, черешни и клубники получают максимум от 600 до 800 долларов. Требования к качеству сдаваемых ягод весьма высоки. За плохо выполненное задание могут не только досрочно расторгнуть соглашение, но и не заплатить за несколько последних дней. А это в том числе и субботы с воскресеньями. Выходных для украинок наниматели не предусмотрели. Трудиться заставляют не по 8 часов, как было обещано рекрутерами еще на Украине, а все 16. Мол, 8 часов на сон для такой публики более чем достаточно.

Вышедшая недавно программа «Особый взгляд» целиком была посвящена украинцам, попавшим в Польше в фактическое рабство. Симптоматично, что крайне невеселые сюжеты демонстрировал 5 канал, принадлежащий президенту Украины Петру Порошенко.

Одна из героинь программы Анна Броницкая утверждает: нелегальный вывоз на заработки через украинско-польскую границу обеспечивают водители.

Сбор урожая яблок — это поистине каторжный труд. Украинцев-нелегалов сажают на трактор глубокой ночью, пока доезжают до искомого сада, чуть-чуть светает — и уже можно определить, где на ветках эти самые яблоки. Которые потом приходится рвать до наступления кромешной тьмы под крики «надсмотрщиков», то и дело изрыгающих неприятные эпитеты в адрес «отстающих».

По завершении рабочего дня всех отвозят «на базу» — в вагончик, где одновременно живут примерно сто человек и в проходе невозможно разминуться, приходится протискиваться боком.

Неудивительно, что многие вскоре ищут способ сделать ноги и вернуться на Украину.

Чтобы удержать этих «нестойких», работодатели прибегают к специально разработанным для украинцев схемам оплаты труда. Если человек отработает полностью 3 месяца, ему выплатят заработок из расчета 7 злотых за час — это примерно 55 гривен ($2). Не выдержишь этот срок, сорвешься с места хотя бы на пару дней раньше — за каждый отработанный час выдадут по 6 злотых.

В 2018 году поток украинцев, пожелавших потрудиться летом на польских панов, заметно сократился. Фермеры, прежде нещадно эксплуатировавшие дешевую рабочую силу из постсоветской республики, были вынуждены срочно изобретать «завлекалочки» для украинцев. Ибо из-за нехватки рабочих рук часть урожая клубники и вишни попросту сгнила. Польские фермеры повально одалживали друг у друга бригады украинцев, дабы поспеть с уборкой урожая фруктов.

Украинцы же не всегда шли на предлагаемые им в 2018 году 700–800 евро за изнурительный труд на плантациях. Почти те же деньги их земляки зарабатывают в Польше в куда более комфортных условиях труда — на фасовке в супермаркетах, к примеру.

Если же не ограничивать себя Польшей и податься в более респектабельные страны, выгода измеряется суммами, превосходящими польские вдвое и втрое. На сборе ягод в Швеции украинцы поднимают в месяц 1,5–2 тысячи евро. За килограмм морошки платят 6 евро; всего лишь два ведра морошки, собранных в течение светового дня, гарантируют сборщику 150 евро без каких-либо вычетов и налогов. Сезон в Швеции начинается не в мае, как у поляков, а в июле.

Теперь же часть тех «шведов» предпочитают… выращивать те же ягоды у себя дома — на Украине. Располагая стандартными 10 сотками земли на выращивании малины за сезон можно заработать от 22 до 25 тысяч гривен (почти $1 тыс.). Одному! Если же семья располагает гектаром земли, на малине поднимают от 200 тысяч гривен и больше.

«Не кочегары мы,

не плотники»

Мужчинам на стройках и на ремонтных работах, разумеется, платят побольше. Требования по части трудовой дисциплины, впрочем, идентичны с «сезонными».

— Я как-то раз, работая над огромным столом, буквально на полминуты снял маску и потянулся, — рассказал «МК» 20-летний электросварщик из Ивано-Франковской области Николай. — Откуда же я мог знать, что в помещении целых четыре видеокамеры включено?! Тут же услышал звуковой сигнал — мол, срочно к начальнику смены.

— Это вот что?! — показал поляк на мою мини-разминку, снятую с нескольких точек.

Далее мне пояснили: если повторится еще раз — снимут 200 злотых. Надумаю и дальше отлынивать — предложат искать новую работу.

Мой собеседник рассказал о режиме работы на того самого босса. Месячная зарплата составляла в переводе на доллары примерно 1200. В течение рабочего дня — с 8 утра до 4 дня — разрешались перерывы по 3 минуты каждые 2 часа. На обед отводилось целых 10 (десять) минут («что за это время успеешь? Только кусок хлеба прожуешь с огурцом, водой запьешь…»).

— Попросился я на большие деньги, — продолжает Николай. — Чтоб хотя бы на 1800–2000 натягивать. С 8 утра до 10 вечера. Выдержал полтора месяца. Потому что к вечеру все сливалось в один ком — и день и ночь…

У хозяина из польского городка неподалеку от Балтийского моря есть несколько деловых партнеров в соседних государствах ЕС. Однажды он предложил Николаю и еще нескольким работавшим у него украинцам пару недель потрудиться нелегально в Чехии. Пообещал, что тамошний заказчик рассчитается на месте.

Тут надо отметить: если все украинцы в Польше были трудоустроены легально, на Чехию польский документ не распространяется.

Николаю, по его словам, повезло. И денег в другой стране заработал, и «медведика» (отметки в загранпаспорте о запрете въезда в Чехию на пять лет) избежал. Хотя два раза был близок к провалу.

«Чех, который нас нанял, признался: он отстегивает некую сумму кое-кому миграционной полиции, и его источник добросовестно отзванивается еще до начала рейда по выявлению иностранцев-нелегалов, — вспоминает мой собеседник. — Там полицейские не чета польским, глубоко чтут конституционные свободы своих граждан. Как-то получаю SMS от хозяина: мол, срочно покидайте цех, грядет облава. Мы сверху на свои робы (времени-то в обрез!) натягиваем «гражданские» рубахи, выбегаем с территории, где работаем, и усаживаемся в летней кафешке неподалеку. Интересно же посмотреть со стороны, как нас будут выслеживать!»

Чешские полицейские, подъехав к дому временного хозяина Николая, жмут на дверной звонок. И терпеливо ждут, пока босс выйдет к ним. Затем испрашивают разрешение на осмотр принадлежащих тому придомовых построек.

«У нас бы на Украине вломились во двор, выбили ногами каждую запертую дверь. И ничего им за это не было бы», — грустно комментирует Николай.

Обойдя всю территорию домовладения, сотрудники миграционной полиции извинились перед хозяином за доставленное беспокойство и убыли в соседний городок.

— Мы продолжали дуть свое пиво, когда поступило второе SMS. Конечно, в тот вечер пришлось задержаться подольше на работе. Но никто не возражал.

Цена украинца

Отчего так возрос взаимный интерес восточноевропейских работодателей и украинских заробитчан? Первые с помощью вторых латают дыры на рынках труда от Варшавы до Праги, образовавшиеся от предложения в богатых странах Западной Европы еще более привлекательных зарплат. Компании по трудоустройству украинцев уже не требуют от соискателей рабочих мест дипломов и наличия солидного трудового стажа. Берут всех. И не останавливаются перед необходимостью месячной «стажировки» новоприбывших, если в таковой есть необходимость.

Мой бывший одноклассник Александр перечисляет причины, по которым хоть завтра отправился бы в Польшу:

— Представь: при «режиме» Януковича я получал пенсию 1900 гривен (по украинским меркам это совсем мало. — Авт.) и зарплату чуть более 6000 грн. Вместе выходило в среднем 8 тысяч в месяц, по тогдашнему курсу — тысяча долларов. Сейчас, при «европейских демократах», пенсию подняли. Но вместе с зарплатой едва-едва получается $300. Спрашивается: нужна была мне та «революция достоинства»?..

В Польше Шурику предлагают начальные 3500 злотых, что равняется $1056. Приблизительно такие же возможности по части заработка и в Венгрии. По прошествии же 5–6 лет работы на тамошнюю экономику украинцу разрешается получить не только вид на жительство, но и право на пенсию согласно венгерскому законодательству. Оно менее запутанно, нежели реформируемое украинское, и явно более «человеколюбивое».

Некому лечить…

Востребованы за рубежом не только представители рабочих профессий. Недавно в больнице Никополя Днепропетровской области сложилась критическая ситуация. Некому было проводить операции, ибо в медучреждении просто «иссякли» хирурги и анестезиологи. Медики дружно повалили в соседние Словакию, Польшу, Чехию и Венгрию. Им без колебаний с первого же дня работы платят там от 1000 до 2000 евро в месяц. Притом что требования к врачам в странах Евросоюза очень строгие.

Местные эскулапы за такие деньги ни за что не согласились бы работать, им-то платят в полтора-два раза больше. На Украине же конкурентные зарплаты способны предложить разве что частные киевские клиники да отдельные аналогичные медучреждения Днепра, Харькова, Одессы и Львова.

В настоящее время дефицит медицинских кадров на Украине перевалил за 30 процентов. Специалистов остро не хватает в абсолютном большинстве медучреждений. Среди семейных врачей (заключать договоры с которыми требует и.о. главы украинского минздрава Ульяна Супрун) преобладают люди предпенсионного возраста, которые уже спустя несколько лет просто уйдут из медицины по состоянию собственного здоровья…

Острее всего дефицит медицинских кадров ощущается в западноукраинских областях, непосредственно граничащих с ЕС.

«Если мы в ближайшие годы не сумеем мотивировать людей к развитию системы здравоохранения на Украине, за границу убегут последние доктора», — вынужден был признать глава Львовской областной государственной администрации Олег Синютка.

Поменять же кардинально систему оплаты труда, изыскать дополнительные финансовые «ручьи» в отрасль, создать мотивационные моменты, которые убедили бы медиков остаться на Украине, в течение ближайших двух или трех лет, считает губернатор, едва ли удастся.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник