Почему предотвращенный теракт в Санкт-Петербурге не сблизит РФ и США

Печеньки от Госдепа, все новые и новые санкции от конгресса, коварные козни от ЦРУ – вот к каким “подаркам” от структур американской власти мы привыкли в последние годы. И вот почему настоящий, полноценный подарок от ЦРУ США – информация, которая позволила предотвратить страшные теракты в Санкт-Петербурге – вызвала у многих состояние полного разрыва шаблона.

Общий вид комплекса зданий ЦРУ в Лэнгли.

Но что же дальше? Приход понимания, что нас объединяет больше, чем нас разъединяет? К сожалению, нет. Дальше нас ждет возвращение привычной лобовой конфронтации, которая не отвечает ни национальным интересам России, ни национальным интересам США.

Даже спецслужбам нужна реклама и положительный пиар. Даже спецслужбам приятно получать благодарности за отлично сделанную работу. Но в случае с предотвращением терактов в Санкт-Петербурге в ЦРУ не захотели “искупаться в лучах славы”. Представитель американского шпионского ведомства наотрез отказалась от комментариев и переадресовала все вопросы в местный Белый дом. Я подозреваю, что причина такой “скромности” ЦРУ — не только в нежелании выдавать лишнюю информацию, которая может привести к раскрытию источников и методов агентурной работы. Есть и еще одна причина: для ЦРУ помощь русским – это тоже своего рода разрыв шаблона и удивительная аномалия.

В ЦРУ не привыкли делать нам приятное. В ЦРУ привыкли нам противостоять. В ЦРУ стремятся как можно быстрее вернуться к привычному положению вещей. Мол, русские – это главный враг, который каждодневно подрывает американскую демократию, вмешивается в выборный процесс, строит коварные и агрессивные планы в отношении американских друзей и союзников. В такой “политической веселенной” спецслужбы США ощущают себя очень комфортно. В тезис про российскую угрозу одинаково истово верят и политики-демократы и политики-республиканцы. Следовательно, он является идеальным рычагом выбивания денег у конгресса для борьбы с этой угрозой.

Тезис про российскую угрозу не требует от сотрудников и руководителей спецслужб перестройки сознания, приспособления к новым мировым реалиям – реалиям, в которых на роль “первого парня в мировой деревне” все более агрессивно претендует Китай. Тезис про российскую угрозу хорош всем, кроме одного – он лишь в очень небольшой степени соответствует действительности. Да, Россия – это сейчас единственная страна в мире, у которой есть техническая возможность стереть США с лица земли. Но эта возможность означает гарантированное взаимное уничтожение, а значит, фактически обнуляется. Россия – страна, которая давно потеряла желание в глобальном масштабе противостоять Америке. Россия — государство, которое искренне хочет хороших отношений с США, но каждый раз обнаруживает: Америка предлагает ей не равноправные партнерские отношения, а статус младшего подчиненного партнера.

Я перечитал предыдущий абзац, и мне стало за него неудобно. У меня вызывает стыд неоригинальность, декларативность, банальность моих слов. А еще у меня вызывает депрессию их полная бесполезность. Нынешний диалог России и США – это разговор слепого и глухого. Мы не можем ни о чем договориться – даже несмотря на то, что налицо общность наших фундаментальных интересов. И мы, и они хотим жить спокойно, не опасаясь, что в любой момент эта спокойная жизнь будет прервана фанатиками-террористами. С точки зрения сил, которые потерпели сейчас военное поражение на Ближнем Востоке, но непременно перегруппируются и попытаются ударить вновь, и Америка, и Россия – это враги, с которыми и невозможно, и, самое главное, не нужно договариваться.

Но почему же такое понимание – у нас общий страшный враг – объединяет нас лишь в отдельные моменты, подобные нынешнему? Почему мы не можем вести себя рационально всегда? На интеллектуальном уровне у меня есть ответ на этот вопрос. На эмоциональном уровне у меня такого ответа нет – и, судя по всему, не будет еще долго. Это прекрасно, что в отдельных случах спецслужбы наших противостоящих друг другу стран могут забыть на секунду о своем соперничестве и помочь друг другу. Но сколько жизней, денег, ресурсов и усилий было бы сэкономлено, если бы эти секунды перешли в минуты, минуты в часы, а часы в сутки?

Завтра эпизод со спасением ЦРУ человеческих жизней в Санкт-Петербурге перестанет быть “новостью дня”, канет в историю. Надеяться, что этот эпизод изменит фон российско-американских отношений, было бы наивно и нереалистично. Но я этот эпизод не забуду – не забуду потому, что он является примером правильной “системы координат”, примером того, какими должны быть российско-американские отношения.

В отношениях между государствами ничто не вечно. Перед недавней поездкой в Самару я прочитал изданную в Лондоне книгу, где подробно рассказывалось о плане группы членов британского правительства, включая министра финансов Черчилля, найти предлог для разрыва дипломатических отношений с СССР и изгнания из страны всех советских официальных представителей. В 1927 году такой предлог был “успешно” найден.

А вот в знаменитом бункере Сталина в Самаре я с интересом ознакомился с экземпляром выпущенной во время Великой Отечественной Войны (и премьерства Черчилля) газеты “Британский союзник”. Издателем этой газеты было министерство информации Великобритании, а первополосная статья в том экземляре, что попался мне на глаза, называлась так: “Там, где выступал Ленин”. Я очень надеюсь, что когда-нибудь (желательно поскорее) Россия и Америка найдут общий язык. А еще я надеюсь, что для этого не потребуется такого страшного испытания, такого страшного шока, каким была Вторая мировая война. Страшные события лучше вовремя и совместно предотвращать. Как показывает пример с ЦРУ и Санкт-Петербургом, иногда это получается.

Вечерняя рассылка лучшего в «МК»: подпишитесь на наш Telegram-канал

Источник