«Будущий король может встретить свою смерть гораздо быстрее, чем ему бы этого хотелось», — считает Евгений Сатановский

Неладно что-то в песчаном королевстве: в субботу в Саудовской Аравии были арестованы 11 принцев, протестовавших против мер властей в отношении высшей саудовской аристократии. С вопросом, что бы все это значило, мы обратились к президенту Института Ближнего Востока Евгению Сатановскому.

фото: AP

Саудитский король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд

По данным агентства Associated Press, ссылающегося в свою очередь на местные СМИ, демонстрация протеста была устроена представителями высшей знати в одном из королевских дворцов. После того, как мятежные принцы, имена которых не разглашаются, отказались удалиться, они были взяты под стражу национальными гвардейцами и доставлены в тюрьму Аль-Хаир, предназначенной для содержания особо опасных преступников, в том числе — для участников террористических группировок. В числе прочего, по имеющимся сведениям, участники акции требовали от властей возобновить оплату счетов за воду и электричество, а также выплаты компенсации за смертный приговор, вынесенный не так давно одному из саудитов. Ранее, в ноябре прошлого года, в королевстве были задержаны 11 представителей правящей династии и ряд высокопоставленных чиновников. Арестованным предъявлены обвинения в коррупции и различных финансовых махинациях.

— Евгений Янович, итак: что происходит в Саудовской Аравии?

— Ничего особенного. В Саудовской Аравии — диктатура будущего короля, Мухаммеда ибн Салмана (Мухаммед ибн Салман Аль Сауд Салмон, сын короля Салмана и его третьей жены Фахды бинт Фалах ибн Султан Аль Хитлаян, с 21 июня 2017 года — наследный принц; министр обороны Саудовской Аравии, глава антикоррупционного комитета. — «МК»). Нынешний король дышит на ладан и делает все возможное, чтобы передать власть своему сыну. Это, кстати, будет первый случай в истории Саудовской Аравии, когда власть получит не кто-то из сыновей основателя династии, а представитель поколения внуков. Правда, этот человек такого наворотил, что уцелеть ему будет трудно. Согласно традициям саудовской аристократии за такие вещи, которые он наделал, принято вообще-то убивать. Будущий король ломает о колено все обычаи и заодно — всю систему власти. В нашей стране тоже такое было. И даже с большей кровью. Когда Иван Грозный искоренял родовые гнезда бояр, кровь потоками лилась. Посмотрим, как там будут развиваться события.

— Каков все-таки ваш прогноз? У кого больше шансов на победу?

— Единственная победа, которую я могу прогнозировать, это победа Владимира Владимировича на президентских выборах в этом году. Что касается всего остального, давать прогнозы совершенно бессмысленно. Но, на мой взгляд, будущий король может встретить свою смерть гораздо быстрее, чем ему бы этого хотелось. В Саудовской Аравии иногда убивают королей. Тем более — зарвавшихся наследников престола. Такие прецеденты были. Либо — королевство может не пережить его правления.

— И что в этом случае получим на выходе? Какую-то «народную джамахирию»?

— Мы ничего не получим при любом раскладе. Наша задача — удержать свою собственную страну от грядущих изменений. В тех границах хотя бы, в которых она в настоящий момент пребывает. И без каких-то больших проблем. Что нам переживать за Саудовскую Аравию, Иран и за всех остальных, за которых так сильно переживает отечественная пресса?!

— Последний вопрос: это чисто внутренняя история, либо можно видеть каких-то интересантов за пределами королевства?

— Никакие интересанты за пределами страны ни к чему нигде никогда не приводят. Это чушь. Ни одна революция, ни одно восстание, ни одно падение династии не имеет никаких причин, за исключением внутренних. Внешние игроки могут пытаться что-то «подкрутить», но на самом деле их роль практически всегда близка к нулю.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник