Особенно трудно решить вопрос о необходимости применения и дозах кортикостероидов и цитостатиков при наличии почечной недостаточности и выраженного гипертонического синдрома, что чаще бывает проявлением активного подострого волчаночного нефрита, но иногда является признаком начинающегося сморщивания почек. Если КФ ниже 20 мл/мин. и диастолическое артериальное давление, несмотря на прием гипотензивных средств, не становится ниже 100 мм рт. ст., имеются изменения сосудов глазного дна, то кортикостероиды и цитостатики можно применять в высоких дозах лишь при наличии данных, говорящих об активности почечного процесса (быстрая динамика протеинурии, выраженный нефротический синдром, эритроцитурия, гистологические данные).


У больной А., 29 лет, в октябре при диспансерном обследовании выявлена, протеинурия (0,33%о). В мае во время беременности протеинурия повысилась до 0,9%о, появились небольшие отеки. В июне после аборта развились лихорадка, эритема, лица в виде «бабочки», артральгии, РОЭ 50 мм в час, лейкопения до 2800.


К августу поражение почек приобрело характер подострого нефрита, развились нефротический синдром, анасарка, асцит, гидроторакс, протеинурия до 15 г в сутки, гипопротеинемия (4,16 г%) с гипер-а2- и гамма-глобулинемией (соответственно 18,3 и 24%), повышение артериального давления до 180/110 мм рт. ст., гипостенурия (удельный вес 1009—1011 при пробе Зимницкого), азотемия (108 мг%), снижение КФ до 21 мл/мин. Одновременно отмечалось тяжелое поражение сердца (миокардит), диффузное увеличение щитовидной железы (тиреоидит). Диагностирована СКВ. Неоднократно найдены LЕ-клетки.


Проведено лечение преднизолоном (по 60 мг в течение 272 месяцев с последующим медленным снижением дозы), имураном (по 100—150 мг в течение 1 1/2 месяцев), мочегонными, гипотензивными средствами, сердечными гликозидами.


http://neboley.com.ua