Режиссер обвинил следствие в том, что дело толком не расследовано

Среда, утро, Басманный суд: сегодня следствие ходатайствует о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста режиссеру Кириллу Серебренникову и директору РАМТа Софье Апфельбаум. Прессы, по традиции собралось много, но чувствуется, что процесс этот стал всем порядком надоедать. Один вопрос не покидает: сколько можно толочь воду в ступе? Нет уже бешеного количества сочувствующих, нет околопроцессуальных фриков.

фото: Ян Смирницкий

Кирилл бодр, всем улыбнулся, бросил воздушный поцелуй:

– И вновь здравствуйте, доброе утро.

Его все начали фоткать:

– Неудачное место выбрал, я понял.

Видно, что он несколько утомляется от разговоров с сочувствующими. Однако, уверен в себе и отлично выглядит.

Заседание начинается. Народу все же немало, и раздобревшие сотрудники суда достают из клетки дополнительную скамейку, чтоб больше прессы и родственников уместилось.

– Плохая примета, плохая скамейка, – смеются приставы.

После всех процедур – кто ты есть, где живёшь, переходят к делу.

Выступает следователь:

– Все следственные действия закончены. Всего 258 томов уголовного дела. Просим продлить меру пресечения в виде домашнего ареста на 1 месяц и трое суток Серебренникову (до 22 августа) и до 19 сентября Софье Апфельбаум.

…Прокуратура поддержала требование СК.

Берет слово Кирилл:

– Ваша честь, то, что сейчас происходит со мной можно назвать одним словом – абсурд. Все основания, по которым меня обвиняют уже год, я отвергаю. Мне не зачем скрываться, нет таких улик, которые мне надо уничтожить. Уже. А то, что мы вычитали в этом деле – подтверждает бред и абсурд происходящего. Следствию неинтересно узнавать – куда тратились деньги. Я хочу, чтобы вы, ваша честь, услышали позицию следствия: сначала мы украли нами обналиченные деньги, а потом на них три года проводили проект «Платформа».

фото: Ян Смирницкий

– Все дело свелось к формуле, – продолжает Кирилл, – обналичили, а значит украли. Я не говорю, что обналичка – это хорошо. Но для меня нет никакого сомнения в том, что все делалось правильно. Мы не купили машины, не купили квартиры, мы провели значительное культурное мероприятие. Я нахожусь под арестом, только потому, что так хочет следствие.

…Кирилл напомнил, что не занимал в «Седьмой студии» никакого административного поста и не подписывал никаких документов.

– Весь этот процесс – фарс, абсурд и беззаконие!

…Адвокат Кирилла добавил, что по-прежнему его подзащитный готов внести залог в 68 миллионов рублей (такая сумма в качестве растраты Серебренникову вменялось поначалу). И если все-таки Кирилла оставят под домашним арестом, то пусть хоть увеличат время прогулки до трёх часов.

– Лично у меня нет 68 миллионов, но если мой адвокат знает, где их взять, я не возражаю, против залога, – пошутил Кирилл.

Обвиняемая Софья Апфельбаум от себя заметила, что «домашний арест – это не курорт. Я 10 месяцев в изоляции. Нас обвиняют в том, чего мы не совершали. Мне скрываться некуда. Я с удивлением читала материалы, и согласна с Кириллом: дело не расследовано: там нет показаний многих людей, участвовавших в проекте!

– Эта история уже всех порядком измотала! – Резюмировала адвокат Софьи Апфельбаум.

Итак, все ждут решения – оставят Серебренникова и Апфельбаум под домашним арестом или нет?

После получасового перерыва, слушателей вернули в зал.

Павел Каплевич в зале заседаний встал ногами на скамейку, чтоб лучше видеть Серебренникова. Ему жёстко указали немедленно слезть.

Судья зачитала решение:

– Ходатайство следователя подлежит удовлетворению. «Иначе обвиняемые могут скрыться», как на то указывает следствие.

Лишних часов для прогулки не увеличили. То есть Кирилл и Софья остаются под домашним арестом.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник